Миясат Муслимова: «Мы не наказующая инстанция, не контролирующая, а помогающая».

Миясат Муслимова рассказала в интервью специалисту центра информационных технологий о работе ДИРО.

– Для чего нужен ДИРО?

– Для чего нужен ДИРО? Институт, где армия наших учителей может повысить свою квалификацию?  Получить необходимую научно – методическую помощь? Пройти переподготовку?  Ознакомиться с новыми образовательными технологиями? С каждым годом значимость ДИРО возрастает и будет возрастать, потому что  современная система образования  стремительно развивается, повышается уровень требований к учителю и без постоянного роста, без работы над собой учитель теряет квалификацию и перестает быть интересным ученикам. Кроме того, ДИРО – это площадка для  обмена опытом, внутрипрофессионального диалога.  В республике много педагогических сообществ, ассоциаций  предметников, учительских клубов, и ДИРО координирует общую работу, развивая горизонтальные связи между образовательными учреждениями и учителями. ДИРО – это  мобильная структура, при необходимости наши специалисты сами выезжают в школы, в том числе в самые отдаленные, и на местах оказывают помощь. И самое главное, обратите внимание на название института, который раньше назывался институт повышения квалификации учителей. Сейчас это институт развития образования,  имеющий возможности влиять на образовательную политику в стране, в республике, а это значит, что задачи у института стратегически важные: определять вектор направлений развития системы образования и воспитания, разрабатывать  эффективные технологии  обучения  в различных типах образовательных учреждений с учетом предметной специфики. Высокое качество образования и воспитания наших детей, живущих в эпоху стремительного развития науки и техники, со всеми их вызовами и рисками, – это конечная цель нашей работы.

– Планируются ли какие-либо нововведения?

– Как раз сейчас  и идут перемены в связи с реализацией национального проекта «Учитель будущего». Институты нашего типа, ориентированные на работу по старинке,  с массовым набором слушателей и повторением одних и тех же тем, ушли в прошлое или обречены. Сегодня учителя сами заинтересованы в прохождении курсов повышения  квалификации, потому что у них есть мощная мотивация. По итогам ЕГЭ и различных общероссийских проверочных работ мы получаем точную картину качества образования во всех школах, по всем предметам, по  каждой теме. Результаты работы каждого учителя, каждой школы точно измеримы. Мы не наказующая инстанция, не контролирующая, а помогающая.  И мы хотим  повышать квалификацию учителей не только через передачу информации, но и через вооружение педагогов современными технологиями, рассчитанными на работу с различной категорией школьников, при решении различных задач, с учетом специфики содержания различных предметов. Мы хотим обеспечить участие каждого учителя и образовательного учреждения  не только в реализации образовательной политики, но и в ее формировании и определении ее стратегии. Мы хотим создавать и укреплять взаимосвязи  по горизонтали между педагогами,  разработать и внедрить  новые  модели изучения и внедрения передового опыта, укрепить связь с сельскими школами, выезжая к ним и помогая им. Мы тщательно изучаем итоги ЕГЭ по всем предметам и по каждой школе определяем проблемы с качеством образования, анализируем причины и формируем траектории работы со школой в целом и с отдельными предметниками. Мы переводим акценты на усиление научно-методического сопровождения образовательных процессов и выработку концепционных подходов к развитию образования республики, мы делаем ставку на кадровую работу в структуре нашего института, чтобы учитель стремился попасть в наш институт, и знал, что ему не само свидетельство об окончании курсов нужно, а возможность получить  радость от процесса повышения своей квалификации и открытия новых возможностей для профессиональной карьеры.

– Многие ругают современную систему образования? Но я думаю, что не все так мрачно как об этом говорят. Как вы оцениваете современную систему образования? Что хватает? Чего нет?

– Образование за последние годы столько раз подвергалось реформированию, что и общество, и школа испытывают  усталость от экспериментов.  Образованию нужна стабильность, я не сторонник бесконечных реформ, поскольку в этот период возрастает риск утраты ценностей, наработанных веками и десятилетиями, но  нельзя не понимать, что скорость развития науки, техники, скорость  переформатизации жизни народов мира так велика, что система образования должна первой найти баланс между сохранением достижений и способностью максимально быстро реагировать на вызовы времени, меняться, искать. Нельзя допускать поспешные непродуманные решения без учета мнения общественности, специалистов, нельзя полагать, что каждый новый  чиновник на федеральном уровне обязан заявить о себе новой реформой. Мне грустно видеть, что богатейшие достижения  педагогической науки нашей страны перечеркиваются  и усваиваются модные технологии, в которых на первый план выносится оригинальность формы, подменяющая глубину содержания,  что новая лексика применительно к уже существовавшим технологиям  выдается за откровение. Но и однозначно то, что без учета психологии восприятия,  многообразия опыта различных педагогических школ, без учета личности ученика невозможно обеспечить результат. Я за умелое объединение фундаментальности образования с его ориентированностью  на индивидуальность обучения и  практическую направленность. Я против чрезмерного расширения перечня школьных предметов и за интегративный подход к педагогике, я за умелое сохранение позиций региональных предметов, но против растаскивания вполне доступного учебного материала на долгие годы и его чрезмерную дифференциацию по предметам.  Мне нравится в современной системе образования, что наученное ошибками долгих лет реформирования, оно сумело создать такую гибкую систему, при которой есть и четкие критерии оценки работы учителя и школы, есть, и широкие возможности для них  влиять на содержание  обучения, получить свободу самовыражения, есть механизмы оказания форм помощи в совершенствовании педагогического мастерства. Такого точечного инструментария оценки качества образования у нас еще не было. Другое дело, что сами учителя и школы порой не готовы использовать эти возможности. Правда, беспокоит то, что гуманитарное знание не поддается полностью такому формату оценки, очень беспокоит то, что государство недооценивает роль литературного образования для всех типов школ. Есть попытки влиять через уточнение заданий ЕГЭ, ОГЭ, но они не решат проблему до тех пор, пока литература не станет обязательным экзаменом. Очень хороши национальные проекты по образованию, федеральные и республиканские, позволяющие решать проблемы, копившиеся годами. Это, прежде всего внимание к сельской школе,  особенно в части строительства новых школ, проведения капитального ремонта, избавления от аварийных, старых  школ.  Очень ценно то внимание, которое уделяется  воспитательной работе. Я с ужасом вспоминаю относительно недавний период, когда закрывались кружки или переводились на платную основу.  К счастью, эта ошибка исправлена,  ученикам сейчас доступны все формы внеклассной и внешкольной работы   по интересам, позволяющие  реализовать себя. Растет авторитет образования и образованности в нашем обществе, и это самый лучший показатель положительных перемен  в сфере образования.

– Чем вы увлекаетесь? Над чем сейчас работаете? Как удается совмещать семью и работу?

– Я увлекаюсь тем, чем занимаюсь профессионально: педагогикой, наукой, литературой. Веду немалую общественную работу, чтобы поддержать талантливых  писателей и поэтов республики, пропагандировать нашу литературу в республике, в стране и за рубежом. Я возглавляю дагестанские отделения Союза российских писателей, клуба писателей Кавказа, писателей Северной Америки, являюсь членом Союза писателей Иерусалима, вице-президентом Клуба писателей Кавказа. Издаю книги, помогаю издавать другим, перевожу поэзию национальных авторов на русский язык.  Инициировала всероссийский конкурс поэзии имени выдающегося балкарского поэта Салиха Гуртуева, который становится уже международным, стараюсь позиционировать по мере возможности  литературу народов Кавказа в общероссийском и международном литературном пространстве. Увлекалась публицистикой, но сейчас не вижу смысла  в ней по ряду причин. Веду активно блог в соцсетях.

Сейчас работаю сразу над тремя книгами – две научные, одна поэтическая.  Работу всегда удавалось  совмещать с семьей, потому что для меня приоритетны и семья, и профессия, а когда любишь, нет трудностей и нет ничего невозможного.

СПРАВКА:

Образование:
В 1982 г. окончила филологический факультет Дагестанского государственного университета.
В 1991 г. окончила аспирантуру Московского государственного педагогического университета.
В 1999 г. окончила юридический факультет Дагестанского государственного университета.

Награды:
Почетное звание «Заслуженный учитель Республики Дагестан»;
Почетное звание «Почетный работник высшего образования Российской Федерации»;
Лауреат республиканской журналистской премии «Золотой орел» в номинации «Защита прав человека» (2003);
Номинант премии А.Сахарова «За журналистику как поступок» (2003);
Высшая журналистская награда «Золотое перо России» (2013).

Трудовая деятельность:
С 1992 по 2018 год — старший преподаватель, доцент ДГУ, профессор кафедры методики преподавания русского языка и литературы ДГУ.
С 2006 по 2009 год — начальник Информационно-аналитического управления Президента РД.
С 2010 по 2013 год — заместитель министра образования и науки РД.
С 2013 по 2015 год — заместитель министра печати и информации РД.
С 2015 по 2016 год — помощник депутата Государственной Думы РФ.

Регина Курбанова